К смерти один шаг

1

 

     Он проснулся от невыносимого запаха гари. На улице было холодно, несмотря на то, что на дворе стояло лето, холод пробирал до самых костей, ко всему этому моросил мелкий дождь. Он лежал на лавке в парке, где обычно прогуливался со своей собакой – стаффордширским терьером. Он любил эту собаку, наверное, больше чем людей, с которыми ему приходилось общаться, ведь она была преданна ему, любила только его, а люди нет. Он поднялся, сел, протер опухшие глаза, вокруг не было ни души.

 «Как же я тут оказался»

 он стал сосредоточенно проворачивать в голове мысли, что бы сложить их в правильном порядке и вспомнить как оказался посреди парка, на лавочке.

 «Не помню ни чего»,

 протер холодными руками лицо, заметил, что уже давно не брился, щетина не приятно покалывала ладони, в голову сразу пришла мысль –

«Пил, нажрался как свинья и не помню, как оказался здесь»

- но через мгновение эта гипотеза оказалась ложной, в голове было ясно, во рту не было перегара, как обычно бывает после сильной пьянки.

«Может с кем подрался, ударили по голове и оставили, хотя голова не болит»

проверил голову на наличие ссадин, все в порядке.

«Так ладно, потом разбираться буду, вернусь домой там и подумаю».

     Как идти домой он помнил, более чем, он знал все закоулки, все подворотни, знал даже расстояние, которое необходимо преодолеть. Еще бы, в день он гулял в парке раза по два, с собакой, когда один, в парке всегда было мало народу, ему это нравилось. Можно поразмыслить, отдохнуть.

     Встал, помассировал затекшие ноги, из-за сильного запаха гари казалось, что сгорело что-то огромное, дом или как минимум гараж, но осмотревшись ни чего подобного не обнаружил. Закончился дождь, стало немного теплее или это всего лишь иллюзия теплоты. Пройдя супермаркет, в который он частенько заходил за продуктами, повернул налево и вышел к гаражам, которые находились вблизи его дома. Никого не было, ни людей, ни зверей, складывалось впечатление пустоты, как будто все ушли, а его забыли, оставили спящим в парке. Он уже видел свой дом, окна на третьем этаже, балкон на котором частенько спала собака, а иногда становилась на перила и гавкала, то на пьянчуг, так часто сидевших под окнами, то на кошек, пробегающих по своим кошачьим делам. Сейчас на балконе никого не было.

«Что здесь происходит, что я мог пропустить или вернее проспать, да и как такое вообще возможно?»

мысли в голове не давали покоя, пустые улицы, пустые дома.

«Может это как в фильме, все заражены вирусом, превратились в зомби, да что за чушь я несу»

его злило непонимание происходящего, загадка, витающая в воздухе, не давала покоя. Дойдя до своего подъезда, остановился, заглянул в окно первого этажа к соседке, бабушке в преклонном возрасте, которая частенько ругала его, за то, что играет на гитаре под окнами в компании друзей. Заглянув в каждое окно ничего не обнаружил, ни малейшего намека на присутствие людей. Зашел в подъезд, поднялся по обшарпанной лестнице на третий этаж, квартира 58, ключи…

 «Точно, ключи, карманы, как я сразу не догадался по шарить по карманам»

- быстро, с остервенением начал копаться в своих джинсах, нашел ключи от квартиры, машины и еще чего-то, чего он уже не помнил и спички, не понятно откуда взявшиеся, с собой он их никогда не носил. Ни мобильного телефона, ни записки, ни зацепки не было.

«Ну хоть на этом спасибо»

с досадой в душе, открыл дверь, прошел в квартиру, осмотрелся. В коридоре стояли его тапки, весела одежда, все как обычно. Позвал пса, никто не откликнулся, собаки не было.

     Он жил в двух комнатной квартире, в доме сталинских времен, квартира не большая, но она ему нравилась, уютная, тихий район. Соседи его не донимали, даже когда собирался с друзьями, пели, веселились, никто не мешал, за исключением соседской бабушки, но и это было редко. Жил один, родители сделали подарок на 20-летие, уехали жить в деревню, вместе с сестрой, оставили его одного, познавать все тяготы холостятской жизни.  Со временем он сделал ремонт по своему вкусу, благо на работе зарплата позволяла. Работал начальником отдела продаж в известном магазине бытовой техники. Работа ему хоть и не нравилась, не любил работать с людьми, но приносила хороший доход, за это и терпел.

     Пройдя в кухню, налил себе стакан воды, страшно хотелось пить. Посмотрел в холодильник, там тоже ничего не обычного, продукты, в основном полуфабрикаты. Прошел в комнату где обычно сидел за компьютером, смотрел телевизор. Попытался включить телевизор, но он не работал, с компьютером тоже самое.  Проверил есть ли электричество, включил свет, лампочка загорелась.

«Странно»

Как только он проговорил эти слова, услышал звук в другой комнате, не разобрав, что это было, он резко направился к источнику звука. Подошел к двери ведущую в комнату, подумав, что там может быть собака, открыл дверь. На полу лицом в низ лежал человек.

 

2

 

     Тело выглядело неподвижным, не шевелилось, складывалось впечатление, что это труп. Подавив тревогу и страх, он более тщательно осмотрел тело. Голова полностью без волос и маленькая, кожа бледно-желтого цвета, очень сильно выделялись вены. Одет в толстовку темного цвета, на ногах старые, протертые в некоторых местах, джинсы. Ботинок не было.  Руки и ноги, насколько видно, цветом кожи не отличались от головы, но были неестественно худыми, с выпуклыми венами и черными ногтями. Он пригляделся к почерневшим ногтям, как вдруг… труп ожил. Руки зашевелились, пытаясь поднять тело. Ужас застыл в его глазах, когда он увидел лицо трупа. Бледно желтое, все в венах, худое, но не это пугало настолько сильно как отсутствие глаз.  Казалось, пустые глазницы направлены прямо на него. Труп наклонил голову в бок, как будто она была настолько тяжела, что не мог держать её прямо, немного постояв, труп двинулся на него. Он стал медленно пятиться назад, но ноги не хотели слушаться, страх сделал их ватными. Труп все приближался, руки его болтались, ноги неуклюже делали шаги в его сторону. Чувство самосохранения наконец-то дало о себе знать. Он повернулся в сторону входной двери и что было сил, побежал к выходу. Выбежав, он быстро спустился по лестнице и очутился на улице.  Лихорадочно осмотревшись, глаза его и так уже раскрытые от ужаса, открылись еще больше. Во дворе дома, навстречу ему двигалось около дюжины таких же ходячих трупов. Без глаз, желтого цвета, только одежда отличала их, друг от друга, у некоторых верхняя одежда и вовсе отсутствовала, оголяя худощавое желтое венозное тело.

«Да откуда вы взялись, кто вы вообще такие?»

- страх заполнял его сознание, мысли крутились в бешеном ритме не давая прийти в себя.

     Он побежал, не оглядываясь, быстро, насколько позволяли ноги. Мимо мелькали, дома, гаражи, магазины. Боялся оглянуться, мозг твердил ему, что они медлительны и не смогут его догнать, но страх не давал остановиться. Он бежал, до тех пор, пока не стал задыхаться от усталости. И наконец, остановился, посмотрел назад, огляделся по сторонам, никого. Пустырь, он стоял посреди улицы, не подоплёку располагался частный сектор.  Он знал этот район, здесь жили в основном, богатые и зажиточные люди. Каждый дом выделялся на фоне друг друга, своей роскошностью и богатством.

     Решив, что оставаться на улице не безопасно он попробовал пробраться в один из домов. Выбрав самый близкий, подошел к забору, попробовал открыть калитку – открыто. Подошел к входной двери, оглянулся по сторонам, никого не было, пустота и безлюдье царило вокруг. Нажав на ручку входной двери, к его удивлению она была открыта. Войдя в дом, первое, что бросилось в глаза, это беспорядок, царивший в холле. Разбитая посуда, книги, какие – то продукты, перевернутая мебель – все это было раскурочено и валялось в невообразимом хаосе на полу. Закрыв дверь, он двинулся вглубь дома, аккуратно переступая хлам. Зашел в кухню, тут было все так же, раскурочено и беспорядочно, единственное что выделялось в этом хаосе, след из прозрачной слизи, который тянулся от холодильника, валяющегося на полу, к двери в винный погреб. Проверять, кто там обитает, не хотелось. Решив, что оставаться в этом месте не безопасно, он двинулся обратно на улицу.

     Выйдя в коридор, он уже в который раз испытал чувство невыносимого страха, из двери комнаты в его сторону было направлено, не понятное существо. По своей форме она напоминала человека, пытающегося подражать паука. Тварь стояла на четвереньках, если это можно так назвать, голова не имела ровным счетом ни чего, ни глаз, носа, рта, ушей. Руки выглядели вполне обычно, но вместо ног, были тоже руки, только выгнутые в обратном направление. Существо резко свернулось в клубок и отпрыгнув от пола, прыгнула на него. Не успев сообразить, что происходит, он упал, сверху навалилась непонятная тварь. Сильно ударился об пол затылком, да так что в глазах помутнело. Резкая боль в затылке дала прийти в себя, но это не спасло его от молниеносного удара, растопыренной пятерней существа. Удар оказался не приятным, но не слишком сильным, следом за ним последовал еще удар. Со стороны могло показаться, что существо бьёт человека для того что бы тот пришел в себя. Шлепки сыпались один за другим, на губах выступила кровь и тогда на смену чувства потерянности, пришло чувство злости и ярости, он сжал кулак правой руки и мощнейшим ударом приложился в то место, где должно было быть ухо твари. Она повалилась на бок, он высвободил ноги и вместе с руками скинул тварь с себя. Быстро встав, он попятился к стене, существо пыталось встать, опираясь своими задними руками, но у неё это плохо получалось, верхняя часть тела практически не двигалась. Не став дожидаться пока тварь придет в себя, он добежал до входной двери и вышел наружу.

     В глазах гулял страх, тело вырабатывало адреналин с бешеной скоростью, в ушах звенело, голова от боли раскалывалась на двое. Посмотрев в ту сторону, с которой он не давно прибежал, увидел вдалеке желтых ходячих трупов, не спеша бредших в его сторону. И он снова побежал. Сил оставалось все меньше и меньше, схватка с тварью, давала о себе знать, отдавая резкой болью в затылке. Пробежав несколько кварталов, он увидел впереди Церковь, долго не думая отправился к ней.

 

3

 

     Он не был верующим человеком, хотя с самого детства ему навязывали веру в бога, о том, что грешить это плохо, а благие дела вознесут тебя на царство божие. Когда ты ребенок, то конечно все это кажется настолько удивительным, правильным. Когда он вырос, стал личностью, со своими взглядами на мир, когда представление добра и зла становятся делом относительным и четкие границы этих понятий становятся хрупкими, задаешься вопросом – зачем все это? Иконы, свечи, молитвы, ему это никогда не помогало, все в жизни он добился сам и портил её он тоже сам.

     Окончательно его веру в церковь и бога испортил случай. В какой – то религиозный праздник, он со своими родителями и сестрой отправились в другой город в Монастырь на службу. Зайдя внутрь, он остался ждать у входа, пока его остальная семья помолиться и поставит свечи. И тут перед его взором открылась картина. В церковь зашла старенькая бабушка в черном платке, подошла к монашке и трясущимся от горя голосом, рассказала ей о том, как её сынок уже вот несколько месяцев пьет и пропивает все на свете, на что монахиня спокойным безразличным голосом сказала:

«Вам надо почитать молитву, поставить свечу и взять книгу»

(он так и не понял какую), и еще какие-то принадлежности, о назначении которых он не знал. Бабушка молча достала свои кровные денежки от дала их монашке, та спокойно пересчитала, дала сдачу, принесла все необходимое и попрощавшись убежала по своим делам. В тот момент у него сложилось впечатление, что находиться он не в церкви, а в магазине, не хватало только кассы и толстых продавщиц с кислыми минами. Все продается, за все надо платить и за веру в том числе. Может поэтому он работал в сфере продаж, там все было ясно – вы мне деньги, я вам товар.

Но сейчас видя, что происходит на улице, церковь казалась спасительным центром и мысль о том, что все эти твари порождения тьмы, не покидало его голову.

     Внутри было темно, окна церкви были сделаны в виде фресок и свет пропускали мало, к тому же снаружи пасмурно, темные облака заполнили все небо. Он запер за собой дверь, осмотрелся, глаза, не привыкшие к темноте, не могли разглядеть что было в конце зала. Пройдя немного вперед и пытаясь что-то рассмотреть, он наткнулся на место, куда ставят свечи. Там была икона святого, вспомнить какого не удалось, в глаза бросилось старинность изображения и большое количество догоревших свечей. Немного постояв и прислушавшись к возможным звукам и не увидев и не услышав ни чего странного, он двинулся в глубь здания. Обойдя еще несколько икон, он приближался к алтарю, который находился в центральной части помещения. 

     Глаза уже привыкшие к темноте различили в нескольких шагах от него, фигуру в черном балахоне, стоявшей спиной. Голова незнакомца была спрятана под капюшоном, длинные рукава одежды скрывали кисти. Фигура немного покачивалась взад-вперед. Страх вновь волной нахлынул, сердце застучало, в голове неприятно покалывало. Он замер, дабы не привлечь к себе внимания, посмотрел по сторонам, слева находились иконы и стеллажи с книгами справа помимо прочего была открытая дверь, ведущая в комнату, содержимое которой было скрыто темнотой. Только сейчас он услышал шорох, исходящий от незнакомца в балахоне из-за его покачиваний. Этот звук навивал непреодолимы ужас до такой степени, что ноги предательски подогнулись. Взяв себя в руки, он медленно повернулся в право, решив идти в комнату, мысль от том что бы вернуться на улицу он выкинул из головы, возвращаться к куче тварей не было желания.  Сделав пару медленных шагов, стараясь не производить ни малейшего шума, он почти уже добрался до заветной двери и немного расслабившись, насколько могла позволить сложившаяся ситуация, как вдруг зацепил стеклянный стеллаж, в котором находились позолоченные кресты и прочие принадлежности церкви. Стекло противно завибрировало издавая, хоть и слабый, но в полной тишине омерзительный звук. В помещении резко загорелись свечи у икон, свет неприятно ударил по глазам, он на мгновение зажмурился, когда вспышка прошла, посмотрел в ту сторону где находился незнакомец.

     Капюшон откинут, смотря на него, лысая голова, красные глаза, как будто налитые кровью, зрачков не было, вместо ушей, только ушные раковины и огромный в два ряда клыков, рот. От большого количества зубов был на половину открыт. Фигура, немного посмотрев на него, оскалилась, только после этого он заметил, что лицо незнакомца в шрамах, исполосованное вдоль и поперек. Монстр поднял руку, и мощная волна неведомой силы отшвырнула его в ту комнату, в которую он направлялся. Влетев внутрь он сильно ударился спиной и головой о стену. Боль в затылке еще сильнее нахлынула, все вокруг закрутилось в неведомом танце темноты и света, его затошнило. Стараясь не думать о боли, быстро встав подбежал к двери и с силой закрыл её. Нащупал защелку и закрыл дверь на засов. Снаружи последовал удар, он прижался к спасательной двери, еще удар, створки ходили ходуном, но держались. Последовало еще два удара, после все стихло, ни звука, только биение сердца в груди, казалось таким громким, что из-за него лопнут перепонки. Он не знает сколько простоял, прислонившись к двери, когда боль в теле после ужаса, затмившего его разум вырвалось в сознание, он сел на пол, облокотившись спиной поджав колени, провалился во тьму бес сознания.

 

4

 

     Она сидела на соседнем ряду, парта напротив, такая вся красивая, нежная. Но она об этом не знала. У него не хватало смелости подойти признаться, что она единственная, что если она скажет:

«Да»

И полюбит его также, как и он, они будут счастливы вечно.

     В школе она была его первой и безответной любовью. Потом были другие девушки, может он их и любил, но именно так как её – наверное никого больше. Каждый раз, когда грусть и тоска накрывала его сердце, он вспоминал, ту самую парту за которой сидела девочка с каштановыми локонами, карими глазами и с прекрасной улыбкой, тогда все невзгоды улетучивались.

     Он открыл глаза, образ той единственной быстро улетучился, было темно и холодно. Запах гари все так же преследовал его. Он сидел на полу, голова раскалывалась, спина болела. Попытавшись подняться:

«Лучше не стоит этого делать» - голос из темноты сбил все его попытки встать на ноги, плюхнувшись обратно, он прижался к двери.

«Кто ты?» - его голос дрожал.

«Не бойся, я тебе помогу» - разглядеть говорившего не получалось, темнота надежно скрывало его, но по звуку он определил, что находится не пода леку – «мое имя не должно тебя волновать, сейчас это не главное».

«А что главное?»

«Это ты мне скажи, что ты хочешь знать?»

«Что здесь происходит?» - его голосовые связки пришли в себя, он говорил четко.

«Все я тебе рассказать, пока не могу, но суть вещей объясню» – таинственный голос звучал монотонно, холодно – «В мире, отличного от вашего людского, живут существа, цель которых, охота за душами людей, но есть некие законы, не позволяющие им проникать в ваш мир. Увы у всех законов есть свои пробелы, позволяющие их обойти. И одно из существ именующим себя Данталиан, демон, который питается человеческой энергией, заполучил то, что хотел».

«Что, это? Моя душа?» – для него все это звучало, как полный бред, души, демоны, существа, ведь все это выдумки, чушь в которую верят религиозные фанатики.

«Нет, именно твоя душа, ему не подвластна, ты выступаешь в роли посредника» – холодный и однообразный голос начинал раздражать его – «у тебя сильное эго, оно притягивает более слабых, для демона они лакомые кусочки»

 «И кто это такие?»

«Твои близкие, друзья, подруги, те кто связан с тобой сильнее всех остальных»

«Так они тоже здесь? И где мы, кстати?»

«В месте между твоей реальностью и миром демонов, в вашей религии — это место называется миром духов».

«То есть, насколько я понимаю, физически я в своем мире, а душа моя здесь?»

«Верно, если твоя душа сгинет, тело умрет»

«Прям матрица какая – то» – он ухмыльнулся, тот бред, который говорил ему голос, выглядел забавно и в тоже время страшно – «значит мои родные тоже здесь?»

«…» - молчание

«Эй ты здесь? – он решил подняться, встал, покрутил головой по сторонам, темнота не давала шанса рассмотреть дальше своей руки. Голос молчал или ушел, он не знал.

«Так, надо собраться, если все правда, то мне надо найти других, помочь… они же из-за меня здесь» - страшная догадка буквально въелась в его голову, страх от того, что его родные, близкие могут пострадать отдавалась неприятным ощущением внутри всего тела.

     Подняв перед собой руки, он прошелся немного вперед, наткнулся на какой – то большой предмет. Ощупав и насколько позволяло зрение, осмотрев, пришел к выводу что это тумбочка. Открыл ящики, первый оказался полностью забит свечками разных размеров, во втором валялись разного рода нательные кресты, было и кадило, книжки, молитвенники и прочее, что относилось к церкви. Вспомнив, что у него в кармане спички, быстро достал и поджег самую толстую свечку. Осмотрелся, помещение было не большое, в правом углу стоял шкаф для одежды, в левом у стены находился письменный стол, заваленный непонятными рукописями. Подойдя к ним, он попытался прочесть написанное, но ничего не разобрал, язык был не известен, походил на арабский. Еще на столе лежал большой кинжал, лезвие которого было полностью выгранено непонятными символами похожими на руны, значение которых он не знал. Рукоять кинжала была больше похоже на крест и имел удобную форму для руки. Взяв в руку, покрутил, не тяжелый, удобный и очень острый, как оружие самообороны он ему вполне подходил. Покопавшись в ящиках стола, кроме мусора и хлама обнаружил карту города, в котором аккуратными красными кругами отмечены три места, решив, что это может пригодиться, внимательно изучив местность, нашел церковь в которой находиться, определил маршрут до ближайшей точки, положил карту за спину, в карман джинсов. В голову пришла мысль об детальном осмотре данного помещения, ведь тот, кто с ним разговаривал куда – то же делся, но других выходов, кроме двери у которой он сидел, не было. Проверив шкаф и обнаружив что он пустой, озадаченности и удивления на его лице не появилось. Увидев не понятных монстров стреляющих телекинетической энергией, обескураживаться тому куда делся таинственный голос, сил уже не было.

          Постояв и немного осмотревшись, попытался найти еще что ни будь полезное, но на кинжале и карте все закончилось.  Собрав свои мысли в порядок, он начал строить план по выходу из церкви. Если тварь имела хотя бы частичку разума, то ждала его за дверью и пройти мимо, по-тихому не представлялось возможным. Поэтому вооружившись приобретенным оружием, решил, что лучшим эффектом будет нападение. Нужно бить четко и наповал, а это значит метиться надо либо в голову, либо в сердце. Куда именно бить решил выбирать по обстоятельствам. Он, прокрутив в голове все возможные детали развития событий, подошел к двери, затушил свечу, подождал, когда она остынет и заодно глаза привыкнут к темноте, положил свечу в задний карман, на всякий случай. Взялся за замок на двери, внутри неприятно нарастал страх, руки предательски взмокли, выдавая сильное волнение. Собравшись, он открыл замок, быстро отворил дверь и с занесенной рукой с кинжалом сделал пару шагов в большой зал. Не наткнувшись на неприятности, бегло осмотрелся, тварь находилась на том же месте где он её встретил в первый раз. Она стояла по центру зала и покачивалась взад-вперед. Все-таки в разумности монстра он немного перебрал. Решив, что все же стоит попробовать пройти тихо, он медленно ступая пятился в сторону спасательной двери на улицу.

     Зайдя за спину существу и сделав несколько шагов к двери, он решил обернуться и посмотреть, проверить. Оглянувшись, он замер как вкопанный, на расстоянии вытянутой руки, на него смотрела тварь с красными глазами, на мгновение ему показалось, что она как будто изучает его. Он не знал сколько прошло времени, секунды в этот момент казались ему вечность. Они стояли и смотрели друг другу в глаза, в конце концов он не выдержал и стал пятится назад, медленно не сводя глаз с монстра. Тот увидев передвижения жертвы резко изменился в лице, морда из совершенно спокойной, превратилась в злой оскал с прогнившими черно-желтыми клыками. Существо начало поднимать свою лапу, он уже испытав раз силу ментального удара, молниеносно приблизился к нему и ударил кинжалом. Метился в сердце, но страх и волнение не дали ему хорошо прицелиться, удар пришелся чуть выше, почти в плечо. Оружие на удивление легко вонзилось в плоть существа. Тварь издала громкий рев и отшатнулось назад, оставив воткнутое в тело оружие. Он услышал шипение, из раны шел дым, видимо кинжал имел на него особое свойство. Монстр выл и метался из стороны в сторону, пытаясь вынуть кинжал, но ошпаривая себе руку, принимался выть еще громче. Через несколько мгновений упал на пол и затих, дым из раны перестал идти. Немного постояв и придя в себя, он собрался силами и подошел к замершему трупу монстра, оставлять такое драгоценное оружие он не собирался. Нагнулся, в голове сразу вспыхнули мысли, что тварь сейчас оживет и броситься на него, но ничего не случилось, медленно вынув кинжал, осмотрев его, следов крови на нем не было. Через несколько секунд он был уже на улице со спасительным оружием в руке.

 

 

 

5

 

     На улице было тихо, небольшой ветерок не давал ему согреться, проходя мимо знакомых домов, он вспоминал те дни, когда с друзьями бегали по району, играли в казаков разбойников или в догонялки, эти мысли давали ему отдохнуть от тех происшествий, которые пали на его голову. Запах гари не отступал, кровь на голове застыла и образовала неприятную на ощупь корку. Пройдя еще несколько кварталов и не обнаружив ни одной живой души, да им мертвой тоже, решил присесть передохнуть и немного прийти в себя.

     Сев на бордюр, он обхватил голову руками и прикрыл глаза. Сразу почему – то вспомнилась мама, когда она стоя у плиты готовила им с сестрой, блинчики, которые съедались, не успев снять их со сковороды. Давно он не общался с матерью, после смерти отца, он буквально возненавидел её, винил в его смерти. И с сестрой уже год как не встречался, только сейчас, когда кругом бродят не понятные существа, пытающиеся его убить, он стал понимать, как же не хватает родного плеча. Отец всегда говорил ему, что нужно в одиночку преодолевать проблемы, ведь именно так можно стать сильным и независимым, но сейчас он чувствовал себя слабым, страх сковывал его сильные чувства.

    Неподалеку он услышал шуршание, отвлекшее от воспоминаний и раздумий, посмотрев по сторонам в поисках источника шума, обнаружил в нескольких метрах от себя, крадущуюся тварь, которая набросилась на него в богатом доме.

«Как же я мог, так проморгать её» - на место страха, пришло чувство злобы и негодования в свой адрес.

Взяв кинжал на изготовку, он медленно поднялся, не сводя с твари глаза, она остановилась и притихла. Он медленно начал пятиться назад. Тварь не шевелилась, лишь направила в его сторону обтянутую кожей голову.

     То ли монстр его не учуял, то ли ему просто повезло, тварь немного постояв развернулась и направилась в другую сторону. Переведя дыхание он, пошел в сторону футбольного поля, которое находилось рядом с его институтом, на котором в карте была отметка.

     Дойдя до поля, где он частенько играл с друзьями в футбол. Одно время даже на секцию ходил, правда не долго, работа не позволяла. Он не обнаружил ничего не обычного. А вот переведя взгляд на институт, опешил, помимо стандартных построек к нему было пристроено еще несколько совсем неподходящих для здания построек. Выглядели они совсем старыми, полуразрушенными, в отличие от главного здания института, которое было практически новым. Любуясь необычностью здания, он не сразу заметил, что к институту с другой стороны, бежит человек, приглядевшись он обнаружил, что это девушка, и убегала она от твари «паука», как он обозвал для себя монстра из пен хауса. Он хотел окрикнуть её, но быстро передумал, боясь привлечь внимание паука. Девушка тем временем добежала до главного входа и зашла внутрь, закрыв твари вход в здание.

     Он знал, что нужно идти за ней, ведь это может оказаться его знакомая, но у входа вертелось паукообразная тварь и встречаться с ней не было желания. Поэтому он решил пойти в обход и поискать запасной вход.

     Нашел он его не сразу, пришлось долго обходить все пристройки и корпуса, но в итоге он нашел его. Войдя внутрь он наткнулся на совершенно разрушенное помещение, складывалось впечатление, что этому месту очень много лет. Стены обветшали, пол местами прогнил, вокруг валялась осыпанная с потолка штукатурка. Внутри здание кардинально отличалось от внешней, практически новой. Сделав пару шагов, дверь за ним захлопнулась, с неведомой силой, как будто кто-то снаружи её со злости захлопнул. Попробовал открыть её, но безрезультатно, дверь не поддавалась. Решив, что разберется с этим позже, найти девушку для него было первоочередным, он двинулся в глубь здания.

     В помещении царил полумрак, но рассмотреть стены и местность вокруг представлялось возможным, это его немного обрадовало, искать в полной темноте было ужасно. Коридоры института были длинными, он заглядывал в каждый кабинет пытаясь найти её, но везде был хлам, грязь, хаос и пустота. Повернув в очередной коридор и открыв очередную дверь, он наткнулся на аудиторию для лекций. Выглядела она как обычно, ряды с лавочками тянулись снизу-вверх для лучшей акустики, стол для преподавателя был разрушен и выглядел как смесь щепок и железа, доска тоже находилась не в лучшем состоянии, но ни это его привлекло, а шуршание в верхних рядах. По началу это обрадовало, но потом озадачило, ведь это мог быть и объект его поисков, и очередная непонятная тварь. Взяв кинжал в руку, он медленно, стараясь производить как можно меньше шума стал подниматься по ступенькам, внимательно осматривая каждый ряд. Дойдя до предпоследнего, он наткнулся взглядом на очень знакомые глаза, девушка сидела, прижавшись всем телом к стенке парты, увидев его она перевела дыхание и с нотками удивления и в тоже время спокойствия произнесла:

«Брат?»

Нельзя сказать, что он не ожидал увидеть именно сестру, но удивление застыло на его глазах, за год не общения, она изменилась, покрасила волосы, из блондинки превратилась в брюнетку, проколола себе уши в нескольких местах, но больше всего его удивил шрам на правой щеке, тянулся он от мочки уха, длинной несколько сантиметров, последний раз, когда он её видел шрама не было.

«Сестренка» - почти шепотом единственное что он произнес.

«Как я рада тебя видеть» - она встала, подбежала и обняла его, её тело дрожало, то ли от холода, то ли от страха, опомнившись он обнял её, прижал к себе, попытался успокоить.

«Не бойся, все будет хорошо» - стандартная фраза, но придумывать что еще не было сил и времени.

Она отстранилась, посмотрела в глаза и тихо сказала:

«Ты знаешь, что тут происходит?»

Он окончательно пришел в себя, сел за парту и рассказал всю историю, от парка где очнулся и до сего момента. Она молча слушала его не перебивая, после произнесла:

«У меня все было примерно так же, очнулась у себя в квартире, привела себя в порядок, решила сходить в магазин за продуктами и тут началось, пустые улицы ни одной живой души, потом увидела эту тварь на четвереньках и кинулась бежать, добежала до института и спряталась» – в том момент, когда она упомянула «паука» её голос дрогнул, видимо представление этой твари вызывали в ней страх.

«Хорошо, успокойся, у меня есть карта, на ней отмечены и институт в том числе, видимо здесь что – то есть и это что – то надо найти, надеюсь нам поможет.»

«А если нет?»

«Не знаю, в любом случае других вариантов у меня нет.» - он поднялся, взял её за руку, и они в месте пошли к выходу из аудитории.

«А на карте не указанно где именно искать, институт то не маленький?»

«Увы нет, но будем надеяться, что быстро отыщем» - он пытался утешить сестру, хотя прекрасно понимал, что не знает где искать и главное, что именно они ищут.

     Вышли в коридор, осмотревшись по сторонам двинулись в сторону противоположную из которой он пришел, заглядывая в кабинеты, пытаясь найти что ни будь необычное, выделяющееся на фоне хаоса и разрухи.

     Дойдя до главного входа, он решил попробовать выйти наружу, подойдя к двери осмотрел её в поисках замка, но не обнаружив его, попытался открыть, услышал голос сестры:

«Там же чудовище, зачем ты хочешь открыть дверь?»

«Потому что, зайдя в помещение нужно всегда думать о том, как из него выбраться» - и взяв кинжал на изготовку толкнул дверь.

Она не поддалась, попробовав еще раз наткнулся на тот же результат, дверь не открылась. Тихо выругавшись, направился в другое крыло здания, сестра не отставая шла позади.

«Расскажи, что ни будь, а то от этого мрака и тишины, мне не по себе» – она с легонечко прикоснулась к его плечу, почувствовалась легкая дрожь, видимо страх не давал ей успокоиться.

«В данной ситуации, кроме как найти выход, другие мысли в голову не приходят, потерпи, не мешай мне искать»

Она убрала руку, стало слышно её сопение, обиделась, но его это мало заботило. Пускай обижается, для выяснения отношений не было времени и желания. К тому же его злило безвыходность их положения, а тут ещё она со своими разговорами. Так в размышлениях они продвинулись в глубь института, натыкаясь на развороченные кабинеты.

«Остановись» - она резко схватила его за локоть.

«Ну что опять? Будешь читать мне мораль?» - как же его бесили разговоры, в которых он всегда оказывался не прав.

«Замолчи и слушай» - она говорила почти шепотом и по лицу видно, что она к чему – то прислушивается.

Он замолчал и стал слушать, казалось к ним кто – то идет, звук шагов становился ближе.  Окончательно осознав приближение гостя, они замерли, боясь даже дышать. Из угла коридора вышел человек, повернулся к ним лицом и остановился. Справа от него находилось окно, ведущее наружу, сквозь завесу пыли и грязи, свет все же попадал на таинственную фигуру. Разглядев его тщательно, сестра ойкнула от страха, у него пробежал по телу нервный холодок. Человек был одет в черный старые джинсы, боты и свитер. На голове длинные черный волосы спадающие ниже плеч. Грязные и переполошенные локоны закрывали часть лица, которая как таковым не являлась. Были только глаза, остальных частей не было. В правой руке незнакомец держал пожарный топор. Немного постояв фигура двинулась на них и сразу стало понятно, добра он им точно не желал. Развернувшись, они побежали, он сильнее сжал сестру за руку, дабы не потерять. Они бежали, попеременно оглядываясь, странный человек не отставал, его шаги были громкими, волосы разлетались, открывая зловещие глаза, наполненные злобой и ненавистью. Для него этот тип казался знакомым, где – то в отдаленных уголках своей памяти он его видел раньше или кого – то похожего.    

      Они бежали, поворачивая то направо, то налево, коридоры института были длинными и однообразными, разрушенными. Пробегая по очередному пролету, сестра споткнулась об упавшую с потолка штукатурку. Он поднял её и велел смотреть под ноги, человек с топором приближался. Он был почти под два метра роста, его шаги были огромными, под тяжестью его веса пол скрипел, вся грязь на полу разлеталась в стороны от его страшных ботинок. При виде всего этого накатывал непреодолимый ужас, что вот он тебя догонит и размажет одним ударом своего топора. Поставив сестру на ноги, они снова ринулись в бегство. Посмотрев вперед, он осознал, в конце коридора им путь перегораживает дверь, а поворотов в другие отсеки не было. В голове стучала мысль «Хоть бы открылась» и когда они до неё добежали, то всей массой навалились на дверь и к ужасу она поддалась всего лишь на несколько сантиметров. Он немного отошел и с размаху ударил плечом, с виду старая и дряхлая дверца, не развалилась на части, как ожидалось, но приоткрылась еще на немного, открывая спасательный проем в другое помещение. Он с остервенением колотил дверь, сестра пыталась всячески помочь, понемногу открыть проход. Человек с топором почти достиг их, но в последний момент проход открылся на столько, что они смогли протиснуться внутрь. Попав в спасительный проем, он попытался закрыть дверь, странно, но фигура была прямо за дверью и не пыталась пролезть за ними, даже руки не просунул, как обычно бывает в фильмах ужасов. С силой надавив, к его удивлению дверь с легкостью закрылась.

     Немного отойдя от двери, они смотрели и ждали, откроет её или нет. Человек так и не вошел внутрь, складывалось ощущение, что его вообще по ту сторону нет. Придя в себя, они огляделись, и уже не в первый раз за последнее время, удивились, коридор в котором они оказались был новым, чистым и ухоженным, как будто эту часть здания только что построили. За окнами виднелся мрачный безлюдный город.

     Зайдя в первую попавшуюся аудиторию, он схватил стул и направился к окну.

«Что ты хочешь сделать?» - очнувшись от созерцания здания, спросила сестра.

Не говоря ни слова, он размахнулся и со всей силы ударил по окну стулом в надежде разбить его, но стекло не разбилось, даже трещины и царапин не образовалось. Попробовал еще раз, ничего не вышло.

«Мог бы хоть предупредить» - она облокотилась о стену и сползла вниз, уставшая и изможденная, прикрыла глаза руками и затихла.

«Извини, думал попробовать выбраться» - он извинился, но виноватым себя не считал, в конце концов он хотел помочь им обоим.

Немного посидев в тишине, она спросила:

«Как ты думаешь, почему этот гад не вломился к нам?»

«Не знаю, может его не прельщают здешние красоты» - он немного улыбнулся в ответ, разрядив обстановку.

«Ладно, пойдем, надо осмотреться» - он встал и подал руку сестре, она неохотно взяла, но ничего не сказала.

 

Продолжение следует...